Путь к выздоровлению — борьба Берта с раком предстательной железы

Меня зовут Берт (Баз) Хоффман. Я женат на Мэри Джо (Джоуи) 38 лет. У нас четверо детей и восемь внуков. Мы живем за пределами Чикаго в штате Иллинойс. Мне поставили диагноз рак предстательной железы в марте 2009 года, а в мае того же года была проведена роботизированная радикальная простатэктомия в Чикагском университете для удаления опухоли по шкале Глисона 9. Операция прошла успешно, и ПСА не проявлялся в течении следующих четырех лет. В июне 2013 года ПСА начал медленно расти, и в сентябре 2015 года я начал проходить курс облучения IMRT, рассчитанный на 49 сеансов. ПСА продолжал расти, указывая на то, что облучение не увенчалось успехом.

В феврале 2018 года наш уролог предложил провести сканирование ПСМА в Калифорнии. Во время изучения информации об этом тесте через интернет, первое, что появилось на экране – это то, что в больнице «Шиба» ПСМА сканирование гораздо более точное, чем то, которые предлагается здесь в США. Такое же сканирование, которое использует больница «Шиба», здесь только проходило клинические испытания. Мы приняли решение отправиться в Тель-Авив. На веб-сайте больницы «Шиба» было легко ориентироваться, и мы связались с центром международного медицинского туризма.

Нам сразу ответил медицинский куратор Владимир Ройтман, который сообщил нам, какая медицинская и личная информация им потребуется, и что делать дальше. Он организовал все необходимые назначения для сканирования, а также последующее врачебное наблюдение онкологом.

Он также ответил на все наши вопросы в очень понятной и профессиональной форме. Через три недели мы отправились в Израиль. Нам четко рассказали, куда ехать и что делать.

В то время как вариант предоставления жилья существовал, мы все равно выбрали проживание в отеле. На следующий день после того, как мы прибыли, мы отправились в «Шиба», чтобы встретиться с нашим медицинским координатором Ларисой Гродберг в центре международного медицинского туризма. Она должна была быть нашим доверенным лицом и консультантом на протяжении всего процесса. С самого начала мы почувствовали, что находимся в надежных руках.

Она была очень компетентной, дружелюбной, заботливой и невозмутимой, помогая нам почувствовать себя комфортно во время лечения в другой стране со всеми новыми врачами. Просмотрев данные, которые мы привезли из дома, она сопроводила нас на сдачу анализов крови и в отделение ядерной медицины для сканирования. Она разговаривала с персоналом и нам переводила, так что мы никогда не были в неведении относительно того, что происходило.

<center>Рая Лейбович</center>

Рая Лейбович

Через пять дней Лариса провела нас в кабинет доктора Рая Лейбовиц, чтобы получить результаты анализов и рекомендации по лечению. Доктор Лейбовиц была замечательной. Это редкий тип человек, который может заставить вас чувствовать оптимизм, даже сообщая вам, что рак действительно вернулся. Она сказала нам, что сканирование выявило небольшую опухоль в 6 мм только в одном лимфатическом узле.

Пока мы были там, она сама взяла трубку и позвонила начальнику радиологии – неслыханное действие в США. Она подтвердила ему свои назначения по лучевой терапии. Через два дня мы должны были встретиться с профессором Симоном.

Лариса снова сопроводила нас в новый офис (это место огромное!), чтобы мы не потерялись и, чтобы нас представить. После обсуждения вариантов лечения, план заключался в том, чтобы облучить лимфатический узел, содержащий опухоль, а, во-вторых, также захватить окружающую область, включая лимфатические узлы, которые располагаются цепочкой вверх и вниз с обеих сторон.

Это могло быть сделано за 10 дней в больнице «Шиба» или за 5 недель в Америке. Мы, конечно же, выбрали «Шиба». Рекомендация проф. Симона также заключалась в том, чтобы еще добавить шестимесячный курс терапии методом андрогенной депривации для увеличения шансов на успех. Он провел много времени с нами, объясняя плюсы и минусы. Это был наше решение. Мы никогда не испытывали давления, чтобы что-либо сделать.

Когда мы вернулись на следующий день для сеанса симуляции перед лучевой терапией и для инъекции, не было свободных медсестер, которые знали протокол проведения процедуры (это было как раз перед Песахом) и могли сделать довольно сложный укол. Профессор Симон проходил мимо и предложил сделать это сам. Опять-таки, что-то, что никогда бы не произошло в США.

Несколько дней спустя, после того, как симуляция была завершена, Лариса позвонила и сказала, что они могут немедленно начинать сеансы облучения. Мы тотчас же вернулись в больницу, и она показала нам, куда идти, объяснила правила ежедневной регистрации и наши новые полномочия, удостоверилась в том, чтобы мы точно знали, что делать и успокаивала мою жену, когда я пошёл проходить свой первый сеанс облучения.

<center>Проф. Цви  Саймон</center>

Проф. Цви Саймон

Поскольку мы были там в течение Песаха и нескольких последующих праздников, фактические дни, которые мы провели в больнице составили больше 10, но персонал больницы приложил все усилия, чтобы разместить нас и перенести встречи таким образом, чтобы как можно скорее закончить все процедуры. Помимо обычного побочного эффекта при терапии методом андрогенной депривации, я испытывал только некоторую временную боль в месте инъекции и небольшую легкую усталость от облучения.

Мы встретились с профессором Симоном в последний раз перед отъездом, чтобы обсудить долгосрочный план лечения. Он лично напечатал медицинское заключение и свои рекомендации для наших врачей дома. Опять же, он уделил нам достаточно времени, и мы ни разу не почувствовали, что нас подгоняют. Он удостоверился в том, что на все наши вопросы был дан ответ, и у нас были копии (на английском) всех результатов, прежде чем мы уехали.

В больнице «Шиба» к нам относились по-королевски. Нас повсюду сопровождали, назначали своевременные встречи и лечение, мы были окружены дружелюбным и заботливым персоналом и нам предоставили исключительные диагностические и лечебные условия.

Решение отправиться в «Шиба» было лучшим решением, которое мы когда-либо принимали. Мы настоятельно рекомендуем сделать выбор в пользу «Шиба» тем, кто рассматривает возможности диагностики и лечения рака предстательной железы.